Соблюдение интересов ребёнка
при принятии решений, касающихся детей-соискателей политического убежища и детей-беженцев

Анника Парсонс
старший инспектор
Офис уполномоченного по делам меньшинств

В 2009 году офисом уполномоченного по делам меньшинств был подготовлен рапорт по вопросам соблюдения интересов детей при принятии решений, касающихся детей-соискателей политического убежища и детей-беженцев. Упор был сделан
на выяснение положения несовершеннолетних детей-соискателей политического убежища, прибывших в страну без попечителя, и то, как с ними обращаются. Вопросы обращения с детьми-соискателями политического убежища, прибывшими
в сопровождении попечителя, рассматривались в той части, в какой это обращение отличается от обращения с детьми, которые приехали одни. При подготовке рапорта были заслушаны должностные лица, участвовавшие в процедуре предоставления политического убежища несовершеннолетним соискателям, представители организаций, занимающихся вопросами соблюдения интересов ребёнка, а также несовершеннолетние соискатели политического убежища. В ходе проведённых интервью выясняли, как на практике проходит процесс предоставления политического убежища.

Международные договорённости и нормативно-правовые акты, из которых самым важным является Конвенция ООН о правах ребёнка, обязывают Финляндию учитывать, в первую очередь, интересы ребёнка во всех действиях общественных или частных организаций социального обеспечения, судов, административных органов власти или законодательных органов. Кроме этого, Финляндия обязалась обращаться с детьми-соискателями политического убежища, прежде всего,
как с детьми, обеспечивая им право жить и остаться в живых, право на условия
для развития, на защиту и заботу, на собственную личность, а также
на равноправное обращение. Финляндия обязалась предотвращать похищение детей, их продажу, рекламирование и разные виды растления малолетних,
а также обязалась защищать жертв торговли людьми.

На практике, в процессе предоставления политического убежища, не всегда
в достаточной мере оцениваются интересы ребёнка, либо они не являются первоочередным критерием оценки. Экономические аспекты, к сожалению, весят часто больше, чем интересы ребёнка, и решения принимаются по экономическим мотивам. В обществе царит стойкая атмосфера недоверия, в которой детей клеймят и их рассказы подвергают сомнениям только потому, что они просят политического убежища. В процессе предоставления политического убежища
с ребёнком обращаются, прежде всего, как с соискателем политического убежища, и только затем как с ребёнком. Ребёнку могут отказать в признании
его личности или в возможности воссоединения семьи без проведения оценки интересов ребёнка.

Процесс предоставления политического убежища несовершеннолетним детям - очень сложный и длительный процесс, во время которого происходит смена окружающих ребёнка взрослых. Обращение с детьми и деятельность должностных лиц очень сильно различаются, в зависимости от того, в каком месте Финляндии ребёнок проживает. Возможности ребёнка попасть в сферу защиты детей варьируются в разных местах страны также, как и возможности детей учиться
в школе. Детям не предлагаются услуги травмотерапии, как взрослым соискателям политического убежища. В Финляндии воссоединение семьи длится годами. Из-за роста количества соискателей и медлительности процесса предоставления вида на жительство всё меньшее количество детей имеет возможность
на воссоединение семьи.

При процедуре предоставления политического убежища, когда заявление
не принимается к судебному рассмотрению в Финляндии, детей возвращают
в другие страны-члены ЕС без достаточной оценки интересов ребёнка,
их возможности оказаться жертвой торговли людьми или риска оказаться жертвой преступления. Среди таких случаев встречаются очень ранимые дети,
в отношении которых есть указания на то, что они уже оказались жертвой
в другой стране-члене ЕС, например, в связи с недостатками, имеющимися
в услових приёма данного государства, либо у них по той же причине есть
особо большой риск оказаться жертвой при возвращении в ту страну.

Заявленный ребёнком возраст чаще, чем раньше, подвергается сомнениям. Согласие, требующееся для участия в тестах по определению возраста,
на практике основывается не на добровольности, а на том, что ребёнка вынуждают это сделать. В публичной дискуссии, на детях, прибывающих в страну без опекуна, ставят печать совершеннолетних мошенников, злоупотребляющих процессом предоставления политического убежища. На самом деле, большая часть соискателей всё-таки моложе 18 лет. В Финляндии определение возраста проводится только с использованием медицинских тестов, при помощи которых удаётся надёжно определить возраст костной системы, но не дату рождения кого-либо.

В Финляндии следовало бы обращать больше внимания на оценку интересов ребёнка при вынесении решений, касающихся детей-соискателей политического убежища и детей-беженцев. На практике, существующей в настоящий момент, интересы ребёнка не всегда учитываются в достаточной мере. Интересы ребёнка должны быть первоочередным основанием при вынесении решения, касающегося ребёнка, но на деле это часто не так.

Наверх